связаться с нами

История

Аль-Махани и уравнения третьей степени

Sabil News

Опубликовано

в

Абу Абдулла Мухаммад ибн Иса Махани (820-884) – великий арабский математик времени «Золотого века» Аббасидов (775-861), один из группы ученых Дома мудрости халифа аль-Мамуна. Занимался астрономическими вычислениями (в частности, высчитывал солнечные и лунные затмения с помощью астролябии и точно их предсказывал) и алгеброй, комментировал и исследовал работы Архимеда и Эвклида. Разработал алгебраические методы решения геометрических задач древнегреческих ученых. Является автором «уравнения аль-Махани».

Биография

Аль-Махани родился в Центральном Иране, в городе Махан, неподалеку от Кермана. О его жизни мало что известно кроме того, что в зрелом возрасте (33 года) он был приглашен в Багдад при халифе Мутаваккиле и участвовал в астрономических проектах группы багдадских ученых. Во время этой работы аль-Махани разработал метод вычисления азимута, который впоследствии применил аль-Баттани. Главной же работой аль-Махани стала постановка проблемы, связанной с алгебраическими уравнениями третьей степени.

Суть проблемы

Заслугой арабских математиков стала «оцифровка» геометрических знаний древних греков, в частности, математиков александрийской школы. Греки выполняли все свои геометрические расчеты в виде рисунков, вооружившись циркулем и линейкой. Соответственно, все их построения были «визуальными». Да, они поставили многие математические задачи, такие как удвоение куба, трисекция угла, построение правильных многоугольников, вписанных в окружность. Однако, при решении этих задач с помощью циркуля и линейки они натыкались на неизбежную трудность, поскольку решить их можно только при помощи уравнений третьей степени, а в «визуальной» геометрии такое решение просто невозможно. Решить эти задачи смогли багдадские ученые.

Уравнение аль-Махани

В классической древнегреческой алгебре исследование уравнений заканчивалось уравнениями второй степени. Первое кубическое уравнение возникло при попытке «оцифровать» языком алгебры задачу Архимеда по нахождению сечения сферы в заданной пропорции его частей. Геометрически его решил палестинский математик V века Евтокий Аскалонский. Алгебраическое же решение попытался найти аль-Махани.

Аль-Махани сумел поставить проблему – равенство куба и числа квадрату, выраженную уравнением x3 + r = px2. Однако корень этого уравнения (числовые значения неизвестных) ему получить не удалось. Несмотря на это, данное уравнение все равно стало известно в науке как «уравнение аль-Махани». Решить его смог спустя столетие его последователь багдадский математик Ибн аль-Хайсам.

Научные труды

Известно семь сочинений аль-Махани, три из них – комментарии к «Началам» Эвклида, две – комментарии к книгам Архимеда, в которых он, собственно и постулировал сове уравнение третьей степени, а также две книги по астрономии (трактаты об определении азимута и о широтах светил). Научные труды аль-Махани явились важным вкладом в развитие математики и позже были использованы как на Востоке, так и в Европе.

Источник: https://today.salamweb.com/

Продолжить чтение
Нажмите, чтобы оставить комментарий

оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

История

Низамуддин Аулия: «Добро победит зло»

Sabil News

Опубликовано

в

Автор

Мавзолей Низамуддина в делийском районе Низамуддин-Вест // фото из интернета

Низамууддин Аулия (1238-1325) – крупнейший индийских шейх тариката Чиштия VII-VIII веков хиджры. Самый почитаемый индийский святой. Его проповедь всеобщей любви как воплощения любви к Аллаху и главного инструмента достижения общественной гармонии оказала огромное влияние на социальную атмосферу Делийского султаната и популярность Чиштии в Индии в последующие века. Исповедуя любовь к человечеству, проповедовал религиозный плюрализм и уважение к иноверцам как образ поведения, предписанный Аллахом.

Суфийский путь

Низамуддин Аулия родился в Уттар-Прадеше. Ему было всего пять лет, когда умер его отец и его мать вынуждена была перебраться к дальним родственникам в Дели. Достигнув юношеского возраста, Низамуддин почувствовал склонность к суфизму и решил принять суфийский путь.

Он отправился в Пенджаб (современный Пакистан) и там, в городе Пакпаттане, поступил мюридом к шейху тариката Чиштия, святому дервишу Баба Фариду (Фаридуддин Ганджшакар). Тарикат Чиштия практикует отказ от мирской жизни, уединение, проживание в рибате, однако, Низамуддин испросил разрешения начать суфийский путь в дели, где он постоянно проживал. Баба Фарид удовлетворил его просьбу. Так Низамуддин аулия начал суфийский путь под руководством святого шейха, и каждый раз в месяц Рамадан приезжал в Пакпаттан, чтобы осуществить очередную «стоянку на пути» (макам), т.е. перейти на новый уровень посвящения. В третий год Баба Фарид дал Низамуддину иджазу на то, чтобы стать чииштийским муршидом, и передал ему функции шейха. Вернувшись в Дели, Низамуддин узнал, что Баба Фарид отошел к Аллаху.

Делийский святой

В Дели Низамуддин нашел себе самый тихий и уединенный район для проживания, в котором он построил свою ханаку – для мюридов и для себя самого. Вскоре весть о чиштийском шейхе разнеслась по всей Индии, и в ханаку Низамуддина Аулия стали стекаться люди со всех концов. Мюриды святого шейха Аулия, такие как знаменитый поэт и суфий Насируддин Чираг-Дехлеви, или известный поэт и музыкант Амир Хосров, добивались больших духовных высот и сами становились великими учителями.

Взгляды и учение

Шейх Низамуддин Аулия проповедовал исцеляющую силу добра и любви.

«Добро победит зло,» говорил он.

Добро – это любовь Аллаха к людям и людей к Аллаху. Через добро совершается духовный путь к Всевышнему, единение с Которым возможно не только в следующей жизни, но и в этой. Раз так, то требование творить добро становится главным в жизненных принципах человека.

Все люди равны перед Аллахом, стало быть, нужно отринуть от себя все различия в общественном положении, статусе, национальности, а отринув их, повернуться к людям лицом: идти к бедным и обездоленным, помочь им, накормить их, избавить от социального гнета, научить поклонению Аллаху, проводить вместе с ними сема и зикр, Низамуддин Аулия придерживался традиционалистского взгляда на музыкальные инструменты как харам. Однако он не отрицал практику мелодичного зикра и часто проводил сема (молитвенные радения) в сопровождении пения, как сольного, так и хорового.

Взгляды Низамуддина Аулия оказали огромное влияние на индийское общество. Люди повсеместно приходили в ханаки Чиштии, становились отшельниками, вступали на суфийский путь. Многие оставались в мирской обстановке (как сам шейх, когда он был мюридом Бабы Фарида), но практиковали все предписанные виды дуа и зикра. И этот порыв изменил общую духовную обстановку в султанате в сторону гармонизации общественной жизни. Идеи и проповедь Низамуддина аулия могут с успехом применяться и в нашей, современной жизни.

Источник:  salamweb.com

Продолжить чтение

История

Джелаладдин Руми: великий поэт, суфий, Мевляна

Sabil News

Опубликовано

в

Автор

Джелаладдин Руми

Джелаладдин Руми (1207-1273) – великий суфий Востока, влияние которого распространилось на все мусульманские народы от Малой Азии до Восточного Туркестана. Его называли «Мевляна» («Наш господин»). Один из величайших персидских поэтов, стихи которого, полные глубоких раздумий и тонкого лиризма,  пользуются неослабевающей популярностью во всем мире (Джелаладдин Руми по результатам недавнего опроса был признан самым читаемым поэтом в США). Духовный отец турецких суфиев и дервишей. Вдохновитель основанного после его смерти тариката Мевлеви, в котором практикуется знаменитый обряд «кружения дервишей» сема.

Биография

Был родом из Ирана, родным его языком был персидский и практически все свои стихи он писал на этом языке. Проживая в Конье он выучил турецкий, а будучи исламским богословом владел, разумеется, и арабским.

Джелаладдин Руми родился в Хорасане, в городе Балх (современный Афганистан). До монгольского нашествия Балх был центром учености и искусств, но когда в 1214 году слухи о скором приходе монголов стали особенно активными, многие ученые, не дожидаясь нападеия, стали уезжать на запад. Уехали вместе с ними и Джелалддин с отцом. Как позже выяснилось, не напрасно. Спустя шесть лет Чингисхан подверг жесточайшему разорению Бухару, Самарканд, Балх, а затем и Хорезм.

Семья Руми сначала осела в Багдаде, но понимая, что Чингисхан доберется и туда, двинулась дальше и оказалась в Конье, у турок-сельджуков. Турецкая земля стала их второй родиной. Конийский султан Кейкубад I строит для отца Джелаладдина медресе, чтобы тот мог там учить  проповедовать. В 1231 году, после смерти отца, начальником медресе становится сам Джелаладдин.

Джелаладдин Руми приобрел большое влияние благодаря своим проповедям, но еще благодаря своему поэтическому творчеству. После 1244 года его поэмы и его понимание суфизма стали вызывать недовольство среди традиционалистов. Посыпались обвинения в «пантеистическом уклоне», в искажении ислама, в возбуждении народных масс. Под конец жизни Джелаладдин Руми совершенно отошел от какой бы то ни было общественной деятеьности и занимался духовным совершенствованием и поэзией.

Маснави

Самым значительным произведением Руми явилась его поэма «Маснави» («Двустишья»). Эта книга является настоящим кладезем мудрости и энциклопедией суфизма. Для мюридов тариката Мевлеви она является практическим руководством к прохождению суфийского пути сейру-сулюк. Эта поэма пользовалась большой популярностью среди правящей верхушки османской аристократии, которая во многом разделяла идеи Мевляны.

Руми в переводах

Поэзия Джелаладдина Руми представлят из себя одно из крупнейших явлений мировой художественной культуры. Неудивительно, что она много раз выходила в переводах на иностранные языки, в том числе и на русский. В советское время поэмы и притчи Руми издавались в серии «Библиотека всемирной литературы», особенно в переводах блестящего переводчика поэзии народов Кавказа и Востока Наума Гребнева (знаменитого своим переводом стихотворения Расула Гамзатова «Журавли» и могих, многих других). В наше время (2009) отдельной книгой вышли суфийские притчи и шеститомник полного перевода «Маснави» (правда, в прозе). Поэзия Руми является образцом литературы высочайшего качества, и прежде всего – духовной высоты, прославляющей Единого Творца во все Его проявлениях. Она достойна самого пристального вимания.

 

Источник:https://today.salamweb.com/

Продолжить чтение

История

Имам Кул Шариф: Борец за свободу

Sabil News

Опубликовано

в

Автор

Фиринат Халиков. Падение Казани 2 октября 1552 года: последний бой у мечети ханского дворца

Кул Шариф (ум. 1552) – национальный герой Татарстана, последний имам Казанского ханства, великий сеид (потомок Пророка Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует). Возглавлял оборону Казани от нашествия войск Ивана Грозного. Погиб в бою, защищая родной город.

Кем был Кул Шариф?

Кул Шариф был сеидом, т.е. потомком Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует). Родился он в Крыму, некоторое время проживал в Астрахани, а позже перебрался в Казань. В Казани Кул Шариф стал уважаемым в народе имамом и спустя некоторое время стал духовным главой Казанского ханства.

Кул Шариф отличался большой образованностью, хорошо знал исламские и светские науки, обладал познаниями в астрономии, математике, истории. Помимо духовной и административной деятельности Кул Шариф писал стихи. В них он с горечью отмечал, что его родина находится на грани гибели, поскольку русский царь не довольствовался тем, что Казань со времен Ивана III была фактическим вассалом Москвы – новый московский Иван – Иван IV – хотел полностью подчинить себе Казань, которая после падения Золотой Орды в начал 1500-х годов слабела буквально на глазах.

Штурм Казани

В конце августа 1552 года Иван Грозный был готов к началу штурма. За год до этого под стенами Казани была построена крепость Свияжск, к городу были стянуты войска в количестве 150 тысяч человек, созданы линии снабжения, тыловые и инженерные службы, закончена полная блокада города. Устоять против такого мощного удара 30-тысячному контингенту защитников города было невозможно. Но даже и в этом случае Казань не собиралась сдаваться.

Имам Кул Шариф призвал жителей к защите города, к защите ислама и его святынь от рук неверных. Мусульмане сражались до последней капли крови. Полтора месяца царские войска не могли взять Казань. Вскоре в результате подкопа и минирования была взорвана крепостная стена. Но даже и тогда защитники города не сдались. Вместе со своим имамом они отступали вглубь крепости. Вскоре они были окружены у Главной мечети. Имам Кул Шариф поднялся на крышу и там продолжал оборону. Русские войска подожгли город. Задыхаясь в дыму пламени, охватившего мечеть, имам Кул Шариф в конце концов пал от вражеских сабель.

Кул Шариф и Красная площадь

С тех пор, как имам Кул Шариф пал от рук врага на вершине Главной мечети, её, как место его гибели, стали называть мечетью Кул Шариф. Когда Иван Грозный вошел в повергнутый город, он долго ходил среди величественных построек Казанского Кремля и любовался казанскими мечетями. Их в Кремле было  пять. Среди них особенной красотой выделялась Главная мечеть с восьмью минаретами. Величественная, закопченная от охватившего её пламени, она гордо возвышала к небу свой купол. Дальнейшие события относятся к области легенды, но вполне могли бы быть правдой. Судите сами.

Грозный царь повелел разрушить до основания все исламские святыни Казани. Но прежде попросил своего «главного инженера» Ивана Выродкова, который отвечал за всё инженерное обеспечение казанского штурма, в том числе за подкоп и минирование города, скопировать вешний вид мечети, на которой погиб Кул Шариф. Эти чертежи и рисунки он увез с собой. Мечеть была разрушена. А через 3 года, в 1555 году, в честь взятия Казанского ханства, на Красной площади был заложен собор. Когда через 4 года было завершено строительство его основной части и было объявлено о его освящении, собравшиеся царские сановники, которые еще помнили Казань, ахнули – новый христианский храм в точности повторял архитектуру Главной Казанской мечети, только минареты его были укорочены, чтобы не нарушать православную традицию.

Так на Красной площади появилась копия казанской мечети. Кстати, и свое «народное» название она получила подобно казанской – в честь почитаемого народом блаженного Василия, так же как в Казани народ вспоминал о ней по имени великого сеида Кул Шарифа.

 

Источник:https://today.salamweb.com/

Продолжить чтение
Рекламное объявление

TREND │ТРЕНД